Не превратится ли «наш Интернет» … в тыкву?

2019-04-04 17:27
Не превратится ли «наш Интернет» … в тыкву?

Да, вот пожалуй именно так хочется спросить: не превратится ли в скором времени наш «российский Интернет» в тыкву? То есть – не лишимся ли мы всего, что он нам сейчас дает – свободу общения, безграничность способов получения информации, выбор источников, да и доступность услуги доступа в Сеть? Честное слово, мы не нагнетаем. Но вероятность таких перспектив становится все обоснованнее – таково мнение тех, кто понимает «как это работает». Давайте без излишних заумствований попытаемся поговорить попроще о сложном. Тем более доступный для общения источник у нас есть. Идем с вопросами к руководителю ГК «Март» Александру Солодовникову.

 

Корр: Добрый день, Александр Владимирович

САВ: Добрый день, Ирина. А особенно пожелаю доброго дня вашим читателям.

Корр: Мы хотели бы задать вам несколько вопросов. Не возражаете?

САВ: С удовольствием отвечу, если это в моей компетенции.

Корр: Вот заодно и проверим.

САВ: Ехидненько звучит.

Корр: А то! Итак, первый вопрос. На днях на сайте компании “Март” опубликован ваш блог. Вы объясняете там технические аспекты работы Интернета. Зачем это массовому пользователю?

САВ: Хороший вопрос! В обычной жизни, вроде, и незачем. Но у нас тут бешенная активность законодателей и постоянная деятельность Роскомнадзора в плане регулирования и управления Сетью. Всё это очень даже может привести, да порой и приводит к деградации сервисов в сети Интернет. А это всех касается. Поэтому я хочу, чтобы пользователь понимал риски, которые несет с собой новое законодательство и новое регулирование. А для такого понимания нужно также и некоторое, хотя бы на уровне “что на что влияет”, понимание технологий. Вот я и постарался просто и буквально “на пальцах” что-то объяснить.

Корр: Т.е. вы хотели в этой статье описать то, как работает Интернет?

САВ: Отнюдь нет! В одной статье это невозможно. Существуют учебники в сотни страниц, объясняющие как что работает. У меня другая задача. Я хочу донести до людей самые-самые основы. И, конечно же, для этого потребуется не одна статья.

Корр: Таким образом, продолжение следует?

САВ: Как вы понимаете, я не преподаватель и не писатель, поэтому хотел бы оценить то, что получилось и после этого продолжить или понять, что “не зашло”. Читайте, реагируйте.

 


 

Корр: Хорошо. Вы говорите о влиянии нового законодательства на Интернет. Понимаю, что вы имеете в виду закон “о суверенном интернете”. И мы уже говорили об этом. Но давайте напомним тем, кто пропустил.

САВ: На самом деле, я имею в виду целую цепь уже действующих законов и законодательных инициатив. Начну, пожалуй, с 2013, по-моему, года и с тогдашних новаций в законе “Об информации”. Там речь шла о блокировках интернет-ресурсов из-за их содержания. Я тогда вам говорил о том, что это … как бы помягче-то… “странная” инициатива. К чему она привела? К блокировкам вполне законопослушных ресурсов, так называемым “ковровым блокировкам”. И к массовым атакам на различные сервисы в Сети с использованием вот этого самого “Единого реестра запрещенных ресурсов”, сайт которого (да-да!) и сам порой попадает под собственную блокировку. А в 2017 году была целая волна такого рода атак. Из последних новостей на эту тему DNS-атака на Яндекс 11 марта. Частенько приходится слышать мнение, что здесь не закон виноват, а те, кто атакует. Конечно, нарушать работу сервисов нехорошо и это ай-яй-яй! Но новые риски созданы искусственно. По недомыслию или… специально? Зачем создавать проблему, когда вполне можно было ее не создавать? Ах да, “лес рубят, щепки летят”.

 


 

Корр: Но надо же бороться с экстремизмом, распространением наркотиков и много ещё чем!

САВ: Надо, а кто спорит. Но не заметанием же мусора под ковёр! Сейчас получается как у детей - глазки закрыл, тю-тю, нет меня, спрятался. Явления-то остаются, мало того, они становятся более латентными, и поэтому более опасными. Но до своей целевой аудитории злодеи всё же добираются. Все эти блокировки можно обойти, что называется, на раз. И, кстати, блокируют не только за экстремизм и наркотики. Вот вас, iluki, несколько раз блокировали, вы поднимали социально-значимую тему. А вас за нее в бан!

Корр: Это вы о блокировках за “информирование о способах суицида”?

САВ: Именно! Россия, по итогам 2018 года, на втором месте в мире по количеству самоубийств на 100 000 человек. Об этом надо говорить! Тем более очевидно, что запрет на публикации в СМИ не сработал – число самоубийств по-прежнему выводит нас в мировые антилидеры по этой проблеме. Ну и причина-то не в информировании, она имеет социальные и экономические корни.

Корр: А блокировки групп типа “Синий кит” оправданы?

САВ: Даже комментировать не хочется. В культурной антропологии шум вокруг этого называется “моральной паникой”, по-моему. С такой паники начинаются многие нехорошие вещи. Но тут лучше обратиться к мнению учёных антропологов. Просто послушайте «откуда уши растут».

Корр: Хорошо, а как быть с утечками персональных данных? Требование хранить их только на территории России, что, неужели тоже излишне?

САВ: Да. И не просто излишне, а ещё и технически необоснованно. ОК, потребовали мы от Фейсбука, например, хранить эти данные в наших дата-центрах. А они взяли и согласились. Проверять как будем? Хорошо, допустим даже нашли способ проверять и убедились, что данные тут. Данные эти доступны для Фейсбука, они их могут скопировать? Конечно! Более того, резервирование этих данных делают обязательно. В итоге в чём разница? Всё это имитация бурной деятельности. Надо понять: Интернет экстерриториален по своей сути, а мы его пытаемся втиснуть в границы страны. И кстати, наибольшее количество утечек, видимо, происходит из наших госструктур. Мы сейчас готовим анализ ситуации. Это трудоёмко, но любопытно. Если осилим, опубликуем своё видение.

Корр: Надеюсь, получится. Заранее говорю, что хочется опубликовать. А пока пойдём дальше. Мы с вами обсуждали тему “закона Яровой” еще в 2016 году. А в первые дни 2017 мы публиковали вашу статью на эту тему. Да и потом возвращались к ней. Так что наши читатели хорошо знают вашу позицию. Вы категорический противник этого закона. А ваша статья в блог как-то разъясняет, почему?

САВ: Я вообще противник всяких ограничений, а тем более таких, которые ведут нас во вчера. Статья, конечно же, не прояснит всех моих возражений, но какие-то из них начнут (замечу, только начнут) проясняться для тех, кто по роду своей деятельности далек от технических аспектов нашей работы. Я там пишу о семиуровневой структуре эталонной модели сетевого взаимодействия. Так вот на шестом уровне этой модели может происходить шифрование данных. Этот уровень работает внутри пользовательского компьютера или гаджета. В Сеть данные уходят уже зашифрованные, причем шифруются они достаточно сложным шифром, а ключ к этому шифру генерируется только для текущей сессии информационного обмена, потом этот ключ исчезает. Не буду тут вдаваться в подробности, скажу только, что чтобы гарантированно прочитать ваше послание, надо внедрить программный “жучок” на ваше устройство. “Жучок” - это по сути вирус. Значит антивирусные программы его отловят рано или поздно. Так что же, может быть антивирусы запретить?

Корр: Как-то кардинально.

САВ: А что? Вполне в духе наших подходов. Реестр запрещенных сайтов тоже создал новую уязвимость. А “закон Яровой” чем хуже? Вполне может создать уязвимость, причём теперь уже для всей экономики.

 

 

Корр: Вернёмся к этому закону. Он не работает, похоже.

САВ: Формально работает с 1 октября 2018 года. На практике не работает.

Корр: Почему?

САВ: Я могу только строить догадки на основе своего понимания и отголосков подковёрной возни вокруг “закона Яровой”.

Корр: Поделитесь и с нами.

САВ: Главное, что все кто понимает, как работает Интернет и как устроена экономика, в один голос говорят, что этот закон вреден и для отрасли, и для экономики в целом. Он может привести к дополнительной монополизации рынка связи и непредсказуемому росту цен. При этом он бесполезен для обеспечения безопасности под флагом которой он был проведён. А выгодно это только производителям решений СОРМ. Собственно, они и не скрывают этой своей “успешности”. Вот на такой основе сейчас происходит борьба между правительственными ведомствами. Кто-то из под кого-то пытается выдернуть “кусок пирога”, мотивы никто из нас не знает, возможно они вполне благие. Пока разыгрывается этот междусобойчик, правила для применения “закона Яровой” не определены. Т.е. “приседания еще не начались, можно перекурить”. Но заметьте, речь об отмене не идёт.

Корр: Т.е. ждём-с.

САВ: В какой-то степени да, ждём. Но можно и не ждать, можно писать в Госдуму, Правительство, Президенту. Вот например законопроект “о суверенном интернете” вызвал реальную реакцию со стороны операторского сообщества и общественности. Очень много писем направлено в адрес властей после первого чтения. Такого раньше не было. Может быть, пора и на тему “закона Яровой” начать переписку?

Корр: Вы зацепили законопроект “о суверенном интернете” и переписку по его поводу. Можно подробнее?

САВ: Про сам законопроект сказано много, в том числе и мной , и у вас. Сложно что-то добавить.

Корр: И всё-таки. Не все в курсе.

САВ: Хорошо. Законопроект предполагает создание единого центра управления маршрутизацией в Российском сегменте Интернета, наложение дополнительных бюрократических процедур на организацию точек обмена трафиком, создание национальной системы доменных имён, установку на сетях операторов связи оборудования для контроля за трафиком, создание центра мониторинга сети, ну и мелочи типа учений для провайдеров. Введение закона опять обуславливается необходимостью защиты, на этот раз, от внешних угроз: «а вдруг нас отключат от Интернета»... Из всего этого списка полезным может быть только мониторинг сети на предмет выявления дыр в безопасности. Но даже это лучше не отдавать госструктурам. Просто потому что услуги такого мониторинга - это рынок. Государство войдёт в него и сломает структуру работы. При этом не внесёт нового качества. В итоге и рынок деградирует, и качество услуг вслед за ним.

Корр: Получается, что вообще никакой пользы?

САВ: С точки зрения безопасного функционирования сетей связи - никакой. Наоборот, сплошной вред. Единый центр управления маршрутизацией - это Единая точка отказа. Дополнительные бюрократические барьеры в создании точек обмена приведут к сокращению их количества, что уменьшит количество возможных резервных маршрутов, а значит и устойчивость сети при больших авариях или атаках. Мы, кстати, видели к чему такое приводит на примере отключения Интернета в Сирии в 2012 году. Установка на операторских сетях оборудования, которое операторами не управляется, приведет рано или поздно к проблемам с качеством и скоростью доступа в Сеть. А при условии управления этим из Единого центра может привести к полному отключению Интернета на всей территории страны. Т.е. результат будет ровно противоположен заявленным целям. И поверьте, операторское сообщество обеспокоено не по-детски.

Корр: Не очень жизнеутверждающую картину вы рисуете.

САВ: Ага. “С какой стороны не посмотри - душераздирающее зрелище.”. Хотя…

Корр: Вот! Что-то же есть? Давайте про “Хотя…”

САВ: Да, хотя… позитивчик всё же есть. Впервые операторы стали писать в Госдуму письма с изложением своей позиции. Я это упомянул чуть раньше.

Корр: Эти письма на что-то повлияют?

САВ: Я не знаю, повлияют или нет. Но если есть возможность что-то сделать, надо это сделать. Это касается всех сфер жизни. Мы почему-то привыкли считать, что кто-то за нас должен решать и делать. Так повелось много лет назад, напомню некрасовское из “Забытой деревни”: “... Вот приедет барин, барин нас рассудит…” Я так понимаю, что власти, особенно верховные, живут в некоем информационном пузыре, как впрочем и каждый из нас. Мы ведь сами формируем свою информационную ленту и можем не услышать здравые мысли со стороны. Поэтому диалог необходим, и я пока не могу сказать возможен он или невозможен. Мы вот впервые попробовали вступить в него (От редакции: см. приложение к новости). Посмотрим, что выйдет. Конечно, было бы неплохо, если бы не только операторы озаботились проблемой, иначе Рунет вполне может превратиться в тыкву. Любите то, что дает вам интернет – включайтесь. Если не знаете, как начать, то вот ребята из Роскомсвободы помогалку сделали прямо с текстом, пояснениями и ссылками. Если что, помните - “под лежачий камень вода не течёт”, поэтому надо пробовать, если не боязно.

Корр: Ну это ваша позиция. Люди могут думать иначе или больше доверять Госдуме, чем вам.

САВ: Не спорю. И ничего не навязываю. Каждый волен думать и поступать по-своему. Но я понимаю, что невозможно учесть мнение, которое даже не высказали. Для госмашины те, кто молчат, попросту не существуют. Я это впрямую от чиновников слышал. Давайте выскажем и посмотрим, учтут или нет.

iluki.ru